optimist888 (optimist888) wrote,
optimist888
optimist888

Влияние адыгской (черкесской) культуры на нравственную жизнь народов Кавказа

Под собирательным названием «адыги» исторически понимаются кабардинцы, бжедуги, бесленеевцы, абадзехи, темиргоевцы, убыхи, шапсуги и др. Самая представительная из этих народностей – кабардинцы. Их численность в Российской Федерации ныне составляет 500 тыс. человек, адыгейцев – 160 тыс., черкесов – 60 тыс. человек.

Влияние адыгской (черкесской) культуры на нравственную жизнь народов КавказаИсторический путь развития адыгов, осетин, чеченцев, балкарцев, карачаевцев, народов Дагестана, ингушей с древности и по настоящее время имел много общего. Им свойственны однотипный образ жизни и этническая культурная идентичность. Хотя, по общему признанию ученых и мнению самих народов, преобладающей по своему влиянию являлись адыгская культура и цивилизация, но прежде всего – нравственная культура адыгов.

Начиная с XIII века в европейских странах адыгов стали называть черкесами. По мере знакомства с Северным Кавказом, с жизнью адыгов европейские авторы стали уделять им все большее внимание, особенно это проявилось после разгрома татаро-монгольских завоевателей, алан и половцев. Впоследствии адыги стали хозяевами всей равнинной части Предкавказья. Влияние их среди окружающих этносов непрерывно росло.



Более того, их популярность в европейских странах оттеснила на второй план другие народы Кавказа на многие столетия. В результате балкарцы, осетины, ингуши, карачаевцы стали также называться адыгами (черкесами). Их общественный строй, образ жизни, традиции, обычаи, нравы, одежда и вооружение олицетворяли жизнь других горских народов.

Адыги в XIII-XV вв. стали самым известным народом Северного Кавказа во всех сферах общественного развития. Занимая обширную территорию, они прославились достижениями в экономической, культурной, нравственной, военной сферах, в воспитании, проявляли себя отличными наездниками, стрелками, ловкими, храбрыми, смелыми, отважными, предприимчивыми воинами в боях с врагами.

Известный немецкий ученый К. Кох сравнивал храбрость и мужество адыгов-рыцарей и джигитов с Рыцарями XVIII в. на юге Франции. Для них были характерны умение носить оружие, искусство держаться в седле, умение вести себя в обществе, соблюдение этикета и приличия в общественных местах.

Адыги (черкесы) «объединенными силами, часто оказывали эффективную помощью Иберии, Грузии, Армении, персам и туркам; их внушительная сила заставляла трепетать весь Кавказ» [1]. Литературные источники XVI-XVII вв. свидетельствуют о развитости хозяйственно-экономической жизни и торговли у адыгов. Так обстояло дело с земледелием, скотоводством, домашней промышленностью и ремеслом. Об этом говорят сведения в сочинениях таких европейских авторов, как Дортелли д'Асколи, Д. Лукка, Н. Витсен, Ж. Шарден и др. В системе кавказской культуры и цивилизации ведущее место занимала традиционная адыгская нравственная культура. В период феодального общественного устройства она достигла совершенства, расцвета. Достижения ее были превосходными в сравнении с другими.

С восхищением отозвались о достижениях адыгов (черкесов) в разных сферах известные русские академики Гмелин, Гюльденштедт, Паллас и Потоцкий. В этот период Кавказ стал центром внимания западноевропейских стран. Изучались образ жизни и нравственная культура живущих здесь этносов.

Известный ученый, археолог Ф. Дюбуа де Монпере писал: «Как много общего в нравах с античной Грецией, Грецией Гомера находим мы у черкесов!.. Все, что я говорил о воспитании мужчин и женщин, о женском труде, о постыдности для мужчины появиться на людях со своей женой... все это возвращает нас в Грецию и заставляет согласиться с тем, что должна была быть колонизация в какой-то форме, должны были быть частые связи в античные времена для того, чтобы черкесы могли сохранить столько черт примитивных нравов греков. Но ... вопрос в том, какая из наций оказывала влияние и какая была восприемницей?» [2].

Эта цитата приводится для того, чтобы подчеркнуть с каким восхищением интересовались ученые европейских стран адыгской нравственной культурой и цивилизацией. Духовность, этикет, традиции и обычаи в нравственной сфере – все это вызвало в те времена широкий резонанс во многих странах. Близкие соседи – этносы, и народности, живущие на далеком расстоянии, подражали адыгскому образу и стилю жизни.

Исторический опыт показывает, что достижениям одного этноса могут подражать другие, скажем, соседние, только при условии, если первые по сравнению с ними имели внушительные преимущества в нравственных отношениях, если в их культурных достижениях содержались образцы, нормы и правила поведения, идеалы, которые удовлетворяли интересам и вкусам других и поэтому считались образцовым» во всех отношениях. Так обстояло, например, с традиционной нравственной культурой адыгов, несомненно, уникальны содержание и форма тех обычаев и традиций, которые составляют этическую систему адыгов с названием «Адыгагъэ», «Адыгэ Хабзэ», выступающие как морально-этические кодексы.

Начиная с XVIII века и уже в первой половине XIX ввека в многотомных описаниях посвященных Кавказу, черкесы занимали главное место. Не только европейские газеты и журналы, но и американские публиковали о них специальные статьи. Широко была представлена черкесская тематика в русской художественной литературе.

«Черкесы теперь олицетворяют все лучшие качества кавказских горцев, к которым в передовых кругах русского общества относятся с большим вниманием и сочувствием. Черкесы олицетворяют храбрость и свободолюбие кавказцев, их рыцарские нравы. Черкесов воспевают в своих произведениях великие русские поэты Пушкин и Лермонтов. Изумительные по художественным достоинствам кавказские поэмы Пушкина и Лермонтова в немалой степени способствовали повышению интереса к черкесам не только в России, но и в Западной Европе» [3] - пишет известный историк В.К. Гарданов.

Адыгам подражали не только в духовной (нравственной) культуре, но и в материальной. Так, «подражая кабардинцам в их одежде, оружии, домашней утвари, способе постройки жилищ и манере держать себя в обществе, горские народности Западного Кавказа усвоили себе также кабардинскую точку зрения на те же отношения, какие должны существовать между повелительными и подвластными, между князем и его вассалами» [4].

Традиции этнической нравственной культуры – это важнейший элемент нравственной культуры адыгского социума, носители его менталитета. На них равнялись, их считали и воспринимали как эталон в нравственных отношениях и образе жизни. Для подтверждения этой мысли приведем слова известного генерала русской службы И.Ф. Бларамберга. Он писал, что кабардинские князья в силу своего происхождения и подвигов своих предков считались первыми по благородству крови не только среди черкесов, но и горских народностей.

«И им действительно нельзя отказать в этом превосходстве. За исключением тех качеств, которые у них могут оспаривать другие народы, кабардинцы отличаются благородством характера, учтивостью, а также чистотой своих одежды и жилищ. Все эти качества свидетельствуют о том, что кабардинцы находятся на более высокой ступени цивилизации, чем прочие горские народности... Балкарцы, чеченцы, карачаевцы и абазины признают их превосходство» [5].

Ученые того времени неоднократно отмечали утверждение на Кавказе кавказской цивилизации, а адыгскую считали ее важнейшим компонентом. Влияние адыгской культуры и цивилизации на соседние и дальние народы имело объективный характер. Чеченцы, осетины, ингуши, балкарцы, карачаевцы, казаки, народности Дагестана перенимали их лучшие достижения в духовной, нравственной культуре именно потому, что, во-первых, эти достижения отвечали их потребностям, интересам, вкусам и ценностным ориентациям.

Во-вторых, развитая в идеале, по оценкам других народов, совершенная адыгская духовно-нравственная культура олицетворяла все лучшие качества кавказских горцев и играла доминирующую роль по сравнению с другими.

В-третьих, адыги в период расцвета феодализма в военном отношении на Северном Кавказе считались сильными, мощными и храбрыми, что способствовало признанию их культуры соседями. Перенимать превосходящую адыгскую культуру заставляли необходимость защиты от иноземных захватчиков, расчет на помощь и поддержку со стороны сильного и опытного по ведению войн адыгского народа.

В-четвертых, важным показателем доминирующего влияния адыгов, их культуры явилось то, что, благодаря торговому обмену, общению, в языках соседних народов образовались словосочетания со словом «адыг», «черкес». Осетины, чеченцы, балкарцы, карачаевцы, ингуши считали образцом воспитания адыгскую степенность и благородство. Карачаево-балкарцы говорят: «Черкесле адетни бийикде тутадыла» - «Черкесы дорожат обычаями, этикетом».

В-пятых, система воспитания в Кабарде была поставлена на высоком уровне благодаря развитости нравственных отношений и высокой нравственной культуры, соблюдению этикетных норм и приличия. Наличие такой культуры привлекало к себе внимание других этносов и народностей, которые стремились перенять совершенную нравственную культуру и воспитанность. Сыновья крымских ханов, осетинских алдаров «отсылаются к черкесам на воспитание и обучение» [6]. Чеченцы, осетины, ингуши, балкарцы посылали своих детей учиться приличиям и этикету именно к адыгам. В этой связи английский политический деятель Д. Белл писал о порядках, о высокой нравственной воспитанности так: «Немногие страны, с их установленными законами и всем сложным механизмом правосудия, могут похвалиться той нравственностью, согласием, спокойствием, воспитанностью – всем тем, что отличает этот народ в его повседневных взаимных сношениях» [7].

В-шестых, у адыгов (черкесов) получили свое совершенство такие социальные институты, как гостеприимство, куначество, покровительство, абречество, Хасэ, институт джегуако (народные певцы), которые способствовали в течение длительного времени преемственности поколений, духовности и, в первую очередь, нравственности. В этой связи огромна была роль института аталычества, явившегося основной школой воспитания детей князей и дворян. Она заменяла семейное, родительское воспитание.

В-седьмых, в традиции адыгской нравственной культуры стратегической целью являлось формирование человечности. Адыгство как свод нравственной системы по своей сущности было направлено за сплочение этносов, за единство, против национализма, национальной розни. В этом заключалась притягательная сила нравственной культуры адыгов. Как и другим этносам, адыгам была характерна верность общепринятым нравственным требованиям, установкам, заинтересованность в их продолжении. Об этом хорошо сказал известный карачаевский просветитель И. Хубиев (Карачайлы): «В отношении верности адатам, точности их соблюдения всегда впереди всех народностей шли кабардинцы. Недаром Кабарда считается родиной и законодательницей всех адатов, нравственных норм. Гостеприимство, почтение к старшему, почтение к женщине, навыки взаимопомощи, товарищеские услуги, услуги соседу и многое другое, что обозначается одним словом - воркхабза (т.е. соблюдение правил, обязательных для дворянина - ворка, но это имеет значение более широкое и принципиальное),- все это, развитое до тончайших мелочей, можно было видеть в старой дореволюционной Кабарде,.. развитие этих обычаев дошло в Кабарде до своего логического конца...» [8].

Когда мы говорим о всеобъемлющем влиянии традиции адыгской нравственной культуры, то имеем в виду совокупность нравственных универсалий, включающих человечность, чуткость, почтительность, вежливость, скромность, гостеприимство и т.п. Как было сказано, традиции нравственной культуры адыгов составляли целостную и стройную систему. Она в период расцвета феодализма была уникальной и очень популярной.

«В системе адыгской этики роль определяющей ценности выполняет, как мы видим, человечность, все другие ценности образуют инструментальную субсистему адыгства. На деле это означает, что адыгство обязывает быть добрым, отзывчивым, почтительным, деликатным, рассудительным, мужественным, честным, великодушным во имя одной высшей цели - человечности» [9].

И эта целевая установка привлекала к себе и балкарцев, и осетин, и карачаевцев, и чеченцев и других народов, ибо нет и не может быть иной высшей цели для человека, чем проявлять человечность в отношении к другим людям. По выражению известного ученого правоведа-исследователя права, обычаев и традиций горских народов М. Ковалевского, культурное воздействие адыгов на другие этносы в период феодализма было всеохватывающим.

Адыгская нравственная культура свое влияние оказывала на весь Кавказ. Об этом свидетельствуют словарный фонд языков народов Кавказа, языковые выражения. Например, карачаево-балкарцы говорят: «содержанием и Черкес намыс» - «Черкесская честь, совесть», «Черкесде намус бийикде жюрюйдю».- «У черкесов этикет соблюдается образцово».

Традиционная нравственная культура адыгов не противопоставляла себя культурам осетин, карачаевцев, лезгин, кумыков, чеченцев, балкарцев и другим. Ее развитость, значительные преимущества в достижениях, притягательная сила, связанная с ее богатым содержанием и формой, проживание адыгов на огромной территории - все это носило объективный характер и способствовало преобладающему влиянию их культуры на культуры других этносов Кавказа.

Приведем пример из жизни горских народов и казачества, их взаимоотношений. Известно, что в укреплении дружественных отношений между горцами и терско-гребенскими и другими казаками большую роль играли кавказские гостеприимство и куначество. Последнее выступало как своеобразный обычай кавказского побратимства. Казаки гордились своей дружбой с кабардинцами, балкарцами и передавали ее детям как священное завещание. Эта дружба продолжалась достойно от поколения к поколению. «Терские казаки, породнившись с кабардинцами, балкарцами, осетинами и другими народами, приняли их образ жизни, обычаи, нравы», - подчеркивает В.Г. Коломиец [10].

Однако эти мирные отношения межу ними не всегда сохранялись. Причина тому – политика царизма, которая вела к обострению вражды между разными кавказскими нациями, а также между горцами и казаками. Свою враждебную роль по отношению к казакам не скрывали и представители местного мусульманского духовенства, они вселяли в сознание мусульманского населения вражду к христианам – казакам.

Как видно, взаимовлияние традиции нравственной культуры явилось сложным и противоречивым процессом. Оно имело и конфликтный характер на конфессионально-религиозной основе, «на основе языковых отличий, на основе территориальных претензий и других», - справедливо отмечает Р.А. Ханаху [11].

Как сказано выше, северокавказским этносам были характерны однотипные социально-экономические, географические и другие объективные условия. Они имели между собой торговые, семейно-брачные отношения, которые способствовали общению друг с другом. В результате общения лучшие элементы духовной культуры одного этноса передавались другим, происходило взаимопроникновение культур. Не только перенималась адыгская нравственная культура, но и, наоборот, лучшие достижения других народов перенимались адыгским социумом, т.е. происходило взаимовлияние и взаимообогащение культур, естественный «диалог культур», процесс их равноправного взаимодействия с учетом самобытности сторон.

Исторический опыт развития свидетельствует, что адыги не занимались захватом чужих земель, тем более земель соседних этносов. Они выступали защитниками карачаевцев, балкарцев, осетин от геноцида царизма, от чужеземных захватчиков. В вышеприведенных оценках адыгской нравственной культуры, в том числе и этикета, основные нормы которого содержатся в Адыгэ Хабзэ, нет ни малейшего преувеличения и восхваления культуры адыгов, нет никакого этноцентризма. Этикет адыгов «был всегда примером подражания и предметом восхищения многих народов», - подчеркивает известный культуролог К.Х. Унежев [12, с. 153]. Исторический путь развития северокавказских народов, их жизнь - тому яркое свидетельство.

Оригинальное название статьи: A.M. МАЛКАНДУЕВ «О ВЛИЯНИИ АДЫГСКОЙ КУЛЬТУРЫ НА НРАВСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ НАРОДОВ КАВКАЗА»

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment